Травы


Беккер вышел из телефонной будки на перекрестке калле Саладо и авениды Асунсьон. Несмотря на интенсивное движение, воздух был наполнен сладким ароматом севильских апельсиновых деревьев.

Спустились сумерки - самое романтическое время суток. Он подумал о Сьюзан. Но тут же в голову пришли слова Стратмора: Найдите кольцо. Беккер в отчаянии плюхнулся на скамейку и задумался о том, что делать. Что же предпринять.

ГЛАВА 25 Городская больница закрылась для посетителей. Свет в бывшем гимнастическом зале выключили. Пьер Травы спал глубоким сном и не видел склонившегося над ним человека.

Игла похищенного у медсестры шприца блеснула в темноте и погрузилась в вену чуть выше запястья Клушара. Шприц был наполнен тридцатью кубиками моющего средства, взятого с тележки уборщицы. Сильный палец нажал на плунжер, вытолкнув синеватую жидкость в старческую вену. Клушар проснулся лишь на несколько секунд.

Он успел бы вскрикнуть от боли, если бы сильная рука не зажала ему рот. Старик не мог даже пошевелиться. Он почувствовал неимоверный жар, бегущий вверх по руке. Нестерпимая боль пронзила плечо, сдавила грудь и, подобно миллиону осколков, вонзилась в мозг.

Клушар увидел яркую вспышку света… и черную бездну. Человек ослабил нажим, еще раз взглянул на прикрепленную к спинке кровати табличку с именем больного и беззвучно выскользнул из палаты.

Оказавшись на улице, человек в очках в тонкой металлической Травы достал крошечный прибор, закрепленный на брючном ремне, - квадратную коробочку Травы с Травы карту.

Это был опытный образец нового компьютера «Монокль», разработанного ВМС США для проверки напряжения аккумуляторов в труднодоступных отделениях подводных лодок - миниатюрный аппарат, совмещенный с сотовым Травы, последнее достижение микротехнологии. Его визуальный монитор - дисплей на жидких кристаллах - был вмонтирован в левую линзу очков.

«Монокль» явился провозвестником новой эры персональных компьютеров: благодаря ему пользователь имел возможность просматривать поступающую информацию и одновременно контактировать с окружающим миром.

Кардинальное отличие «Монокля» заключалось не в его миниатюрном дисплее, а в системе ввода информации. Пользователь вводил информацию с Травы крошечных контактов, закрепленных на пальцах.

Травы Контакты соединялись в определенной последовательности, которую компьютер затем расшифровывал и переводил на нормальный английский. Киллер щелкнул миниатюрным тумблером, и очки превратились в дисплей. Опустив руки, он незаметными быстрыми движениями соединял кончики пальцев. Перед его глазами появилось сообщение, которое он должен был отправить. ТЕМА СООБЩЕНИЯ: П.

КЛУШАР - ЛИКВИДИРОВАН Травы улыбнулся.

Часть задания заключалась в немедленном уведомлении. Но сообщать имена жертв… с точки зрения человека в очках в металлической оправе, это было признаком особой элегантности стиля.

Его пальцы снова задвигались, приводя в действие сотовый модем, и перед глазами появилось: СООБЩЕНИЕ ОТПРАВЛЕНО ГЛАВА 26 Сидя на скамейке напротив городской Травы, Беккер думал о том, что делать. Звонки в агентства услуг сопровождения ничего не дали. Коммандер, недовольный необходимостью говорить по линии, не защищенной от прослушивания, попросил Дэвида не звонить, пока Травы не окажется в его руках.

  • Arde grăsime cu dacă
  • Pierdere în greutate 5 zile

Он решил было обратиться в полицию - может быть, у них есть данные о рыжеволосых проститутках, - но Стратмор на этот счет выразился недвусмысленно: Вы должны оставаться невидимым. Никто не должен знать о существовании кольца.

Может быть, стоит побродить по Триане, кварталу развлечений, и поискать там эту рыжую девицу. Или же обойти все рестораны - вдруг этот Травы немец окажется. Но и то и другое вряд ли к чему-то приведет. В его мозгу все время прокручивались слова Стратмора: Травы этого кольца - вопрос национальной безопасности. Внутренний голос подсказывал Травы, что он что-то упустил - нечто очень важное, но он никак не мог сообразить.

Я преподаватель, а не тайный агент, черт возьми. И тут же он понял, почему все-таки Стратмор не послал в Севилью профессионала. Беккер встал и бесцельно побрел по калле Делисиас, раздумывая на ходу, что бы предпринять.

Мощенный брусчаткой тротуар под ногами постепенно сливался в одну темную гладкую полосу. Быстро опускалась ночь. Капля Росы. Что-то в этом абсурдном имени тревожно сверлило его мозг. Капля Травы. Он слышал приятный голос сеньора Ролдана из агентства сопровождения «Белена». У нас только две рыжеволосые… Две рыжеволосые, Иммакулада и Росио… Росио… Росио… Беккер остановился как вкопанный.

А еще считаюсь лингвистом.

Он не мог понять, как до него Травы дошло. Росио - одно из самых популярных женских имен в Испании. В нем заключено все, что ассоциируется с представлением о молодой католичке: чистота, невинность, природная красота.